ПЕТРОВСКИЕ ВРЕМЕНА В ИСТОРИИ РОССИИ
книжно-иллюстративная выставка
Пётр Великий (1672-1725) — выдающийся государственный и политический деятель. Последний правитель, носивший титул царя всея Руси и первый, принявший титул Императора Всероссийского (с 1721 года). Его реформаторская деятельность заложила основы современного российского государства, а активная внешняя политика превратила Россию в одно из ведущих государств континента.

Петр I, третий царь династии Романовых, родился 30 мая
(9 июня) 1672 г. в Москве.
Его путь на российский престол был не прост. Петр Алексеевич был 14-м ребенком и третьим сыном царя Алексея Михайловича и княгини Натальи Нарышкиной, его второй жены. Он был самым здоровым из сыновей; поэтому предполагалось, что Петр станет наиболее вероятным преемником отца на престоле.
Однако, после смерти царя на престол взошел болезненный и слабый царевич Фёдор, старший сын Алексея. Его короткое правление еще более обострило конфликт между Нарышкиными и Милославскими (род первой жены Алексея Михайловича) по поводу престолонаследия, и в 1682 году на царство были венчаны два царевича - Иван от Милославских и десятилетний Петр от Нарышкиных.
Правительницей при малолетних царях провозгласили царевну Софью, сестру Ивана, которая сослала Петра с его матерью прочь из Москвы, в село Преображенское.

Петр I в детстве

Ботик Петра в Центральном военно-морском музее в
Санкт-Петербурге
Юность Петра прошла в подмосковных селах Воробьево и Преображенское. Здесь, вдали от дворца, в компании своих деревенских сверстников и мастеров из близлежащей Немецкой слободы, юный царь приобщается к премудростям военной науки, изучает математику, фортификацию, различные ремесла. Его "потешный" полк, созданный для забавы, стал прообразом будущего Преображенского полка, а английский ботик Никиты Романова, случайно найденный на льняном дворе в Измайлово, впоследствии будет назван "дедушкой русского флота".
Считается, что именно Немецкая слобода вдохновила молодого царя на его будущие преобразования. Поселение очаровало его с первого взгляда: чистые прямые улицы, набережная и аллеи, садики у домов – все это очень отличалось от того, что он видел до сих пор. Здесь он нашел друзей, которые оказали огромное влияние на мировоззрение молодого правителя. Швейцарец Франц Лефорт, шотландец Патрик Гордон, а также Александр Меншиков стали со временем его соратниками
в проведении многочисленных реформ.

Немецкая слобода в конце XVII в.
Гравюра А. Шхонебека и его учеников, 1705
Вскоре Петр затребовал для своего войска 16 чугунных пушек. В Преображенском, на берегу Яузы был построен «потешный городок». При постройке крепости Петр сам работал, помогал рубить бревна, устанавливать пушки. Царская забава, таким образом, быстро переросла обычную игру, а "потешное" войско уверенно превращалось в личную гвардию юного царя. В это же время Петр начинает осваивать азы флотоводства - на Плещеевом озере близ Переславля была создана "потешная" верфь для строительства кораблей.
Молодой предприимчивый царь недолго мирился с опекой старшей сестры, узурпирующей власть. Началось открытое противостояние, окончившееся переходом армии на сторону Петра и поражением Софьи, которая осенью 1689 г. была заключена в Новодевичий монастырь под строгий присмотр.
Старший брат Иван, номинально оставаясь соправителем Петра, на власть не претендовал и не принимал участия в правлении до самой своей смерти в феврале 1696 г.
После свержения царевны Софьи власть перешла в руки людей, сплотившихся вокруг царицы Натальи Кирилловны. Первое время важнейшие решения, касающиеся жизни страны, принимались без учета мнения молодого Петра, что приводило к конфликтам. Но после смерти матери в 1794 г. молодой царь полностью сосредоточил власть в своих руках.

Царевна Софья Алексеевна
Приоритетом деятельности Петра I в первые годы единовластия было продолжение войны с Османской империей и Крымом, имевшее целью расширение южных рубежей страны и обеспечение выхода к южным морям. В результате двух Азовских походов 1695-96 гг. (первый оказался неудачным) была захвачена турецкая крепость Азов и начато строительство порта Таганрога, что значительно обезопасило южные границы России вплоть до 1711 г.

Петр I в Заандаме с голландскими мастерами.
Ж. Мишель. Гравюра с картины Г. Ваннера, 1858.
В 1697-98 гг. молодой царь организует так называемое Великое посольство, которое было отправлено заграницу для поиска союзников против Турции и знакомства с европейской жизнью. Впервые российский правитель выехал за пределы страны на такой долгий срок, хоть и инкогнито. Петр I посетил балтийские провинции Швеции, Польшу, Пруссию, Голландию, Англию и Австрию. В каждой стране он узнавал что-то новое: в Кенигсберге прошел краткий курс артиллерии, в Амстердаме работал плотником на верфи, в Лондоне посетил Гринвичскую обсерваторию, Королевский монетный двор,
парламент, арсенал, мастерские и фабрики. Позже царь Петр повторит опыт подобного путешествия, но это будет не скоро - только в 1716-17 гг., когда он посетит ряд стран Западной Европы по пути в Париж. Путешествие по Европе окончательно убедило Петра в необходимости проведения всеобъемлющих реформ в России. Почти все из того, что делал царь за границей, противоречило московским представлениям о царском достоинстве, но Петр вынес из поездки то, что желал, и вернулся с убеждением - Россия должна стать такой, как зарубежные страны, и не только в военно-техническом, но и в социальном, культурном и интеллектуальном плане.
РОССИЯ В СЕВЕРНОЙ ВОЙНЕ (1700 - 1721)
Прежде всего предстояло вместо стрелецкого войска создать армию европейского образца. Ее основой стали четыре регулярных полка - Преображенский, Семеновский, Лефортовский и Бутырский. Стрелецкого войска больше не существовало, поэтому был произведен всеобщий рекрутский набор, а для руководства войсками было набрано большое количество иноземных офицеров.
Царь активно готовился к войне со Швецией за выход в Балтийское море, планируя начать с осады Нарвы, которая находилась под властью шведов с 1589 г. Однако в ноябре 1700 г. новонабранная русская армия была разбита шведским королем Карлом XII.
Поражение под Нарвой прочно утвердило мнение в Европе о том, что русская армия слишком слаба, чтобы в ближайшие годы представлять угрозу для Швеции; это дало Петру необходимую передышку и возможность восстановить силы. Оценив причины поражения под Нарвой, царь направил усилия на подготовку войск и всей страны к продолжению войны. В это время совершенствуется организационная структура армии, система обучения рекрутов, появляется новое вооружение. За короткий срок на Петровском пушечно-литейном заводе было отлито 300 новых орудий (частично - из конфискованных у церкви и переплавленных колоколов).

Солдаты петровской армии

Штурм крепости Нотебург 11 октября 1702 года.
А. Коцебу, 1846.
В июне 1701 г. русским войскам при поддержке населения удалось отразить шведское нападение на Архангельск. А в конце года армия под командованием Б. Шереметева одержала первую победу в Северной войне при Эрестфере. Вслед за этим последовали победа в сражении у Гуммельсгофа, взятие Нотебурга и Ниеншанца. Таким образом, к началу 1703 г. в руках русских оказалось всё течение Невы. Нотебург (бывший Орешек) был переименован в Шлиссельбург, а в устье Невы Петр приказал заложить новый город Санкт-Питер-Бурх.
На острове Котлин в Финском заливе разместилась база русского флота - крепость Кроншлот (впоследствии Кронштадт). Расположение крепости оказалось настолько удачным, что за всю историю Кронштадта мимо него не прошло ни одно неприятельское судно.
Выход к Балтийскому морю был завоеван.
«Вот пришел час, который решит судьбу Отечества. И так не должны вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за Отечество, за православную веру и церковь…».
Петр I, речь накануне Полтавской битвы.
Северная война со Швецией затянулась на долгие годы. Окрепшая русская армия под предводительством Петра одержала победу близ деревни Лесной (1708) и наголову разгромила противника под Полтавой (1709); Балтийский флот одержал первую победу в Гангутском сражении летом 1714 г.
В 1710 году в войну вмешалась Османская империя. После поражения в Прутском походе 1711 года Россия вынуждена была вернуть ей Азов и разрушить Таганрог, но за счёт этого удалось заключить очередное перемирие и сосредоточиться на войне со шведами.

Полтавская победа 27 июня 1709 года. Фрагмент.
А. Коцебу, 1864.
По мере укрепления Балтийского флота России Швеция почувствовала опасность вторжения на свои земли. Начались мирные переговоры, прерванные внезапной гибелью Карла XII и завершившиеся в 1721 г. Ништадским миром.
Россия подтвердила свои территориальные приобретения, получила выход в Балтийское море и стала великой европейской державой, в ознаменование чего 2 ноября 1721 г. Петр I принял титул
Отца Отечества, Императора Всероссийского, Петра Великого.

«ЗДЕСЬ ГРАДУ БЫТЬ»

ОСНОВАНИЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА

Известна точная дата основания Санкт-Петербурга – 16 (27) мая 1703 года. Именно в этот день на Заячьем острове в устье Невы была заложена Петербургская (Петропавловская) крепость - первое сооружение будущей столицы. Расположение крепости позволяло осуществлять полный контроль над морем и подходящими к берегу кораблями и, при необходимости, открывать по ним огонь. Сама крепость была окружена водой, что затрудняло штурм и делало её надёжным и безопасным местом. Шла война, поэтому построить крепость нужно было в максимально короткие сроки. Строительством руководил сам Петр I – он составил план крепости и следил за его исполнением. Крепость была возведена в рекордные сроки – за три года; после строительства во внутреннем дворе крепости собора имени Петра и Павла её стали называть Петропавловской.
Вид на Петропавловскую крепость в наши дни.
Новый город, названный в честь апостола Петра Санкт-Питер-Бурх, развивался очень быстро – вскоре после строительства крепости работы ведутся уже и на ближайших островах. Задуманный царем как «окно в Европу», город намерено застраивался на манер европейских столиц, а руководили строительством иностранные специалисты. В течение 30 лет для Петра трудился зодчий из Швейцарии — Доменико Трезини. По его проектам построены Петропавловская крепость, Летний дворец Петра, дом Двенадцати коллегий, Александро-Невская Лавра. Сам царь внимательно следил за ходом работ и во многих принимал непосредственное участие.
Работы архитектора Д. Трезини: Троицкий собор Александро-Невской Лавры, дом Трезини, дом Двенадцати коллегий.
Для строительства города со всех концов России присылали крепостных крестьян и работных людей, которые выкорчевывали лес, осушали болота, обустраивали набережные. Работа была тяжелая, но расхожее мнение о том, что город построен на костях - не более чем миф. Смертность работников была в пределах смертности по России, хотя в бега пускались часто. Работным людям выплачивали «хлебное жалование» и денежное содержание, сначала полтину, потом рубль в месяц; впоследствии все выплачивалось деньгами. Оплата стандартная для такого вида работ в те времена.
Для ускорения возведения каменных зданий Петр I запретил строительство из камня по всей России, а с каждого въезжавшего в Санкт-Петербург взимался специальный налог - человек должен был привезти с собой какое-то количество камня или оплатить его эквивалент деньгами.
Строительство Адмиралтейства
В ноябре 1704 года на левом берегу Невы напротив Васильевского острова состоялась закладка судостроительной верфи. Место для нее Петр I выбрал сам, предварительно обследовав берега реки. Необходимость построить верфь рядом с Финским заливом была
для царя очевидной: до этого русские боевые корабли сооружались в Лодейном Поле, а потом их нужно было привести в Петербург через бурную Ладогу и по Неве. Не все корабли доходили до столицы из-за штормов, и даже те, что прибывали в Петербург, часто требовали ремонта.
Первый план верфи принадлежал самому царю, и Петр постоянно был в курсе всех деталей строительства. Адмиралтейские сооружения должны были выглядеть, как широкая буква «П», развернутая к Неве. Одновременно с главным зданием — «Адмиралтейским домом» — сооружались мастерские, эллинги, амбары, подъемные мосты, ворота. Почти одновременно началось и строительство кораблей: первые суда были заложены тоже в ноябре 1704 года.
Большое наводнение 1705 года прервало работы и причинило новой крепости огромный ущерб. Но, несмотря на все трудности, в апреле 1706 года на воду было спущено первое судно — 18-пушечный корабль, конструкция которого приписывается Петру. На берегах Невы появилась верфь-крепость, построенная по всем правилам фортификации того времени. При верфи был создан и специальный «Смольный двор», изготовлявший смолу для деревянных кораблей; название «Смольный» так и осталось за этим местом по сих пор.
Царь не только принимал участие в разработке конструкций судов, но и сам работал на верфи: он числился главным мастером. Спуск каждого корабля отмечался как большой праздник.
В 1719 году Адмиралтейскую верфь стали расширять, причем строительство решили вести из камня. Тогда и появился в центре главного здания шпиль с корабликом наверху, ставший впоследствии одним из символов Петербурга.
Здание Адмиралтейства в Петербурге
Летний сад
Всего через год после основания Петербурга, в 1704 году, на берегу Невы напротив Петропавловской крепости по приказу Петра начались работы по разбивке большого парка, который получил название "Летний сад". Отведенная для этого территория тянулась
от Невы до современного Невского проспекта, но за триста с лишним лет центр Петербурга изменился настолько, что название «Летний сад» закрепилось лишь за небольшой частью прежнего огромного парка.
Летний сад стал первым в России парадным публичным парком, в котором, на европейский манер, не только отдыхали, но и устраивали официальные государственные праздники и принимали иностранных гостей. Он создавался в модном тогда «регулярном» или «французском» стиле. Аллеи в таких парках располагались симметрично, сходились и расходились, образуя площадки правильной геометрической формы; на пересечении аллей устанавливали скульптуры и фонтаны, из зелени создавали причудливые беседки, галереи, лабиринты. Сад украшали южные растения, высаженные в специальные кадки, фигурные клумбы.
Летний сад Петра делился каналом на две части: парадную и хозяйственную. Парадная часть примыкала к Неве, здесь при жизни Петра I летом проходили ассамблеи и торжества в честь побед в Северной войне. Аллеи были украшены скульптурами, которые по приказу царя доставили в Петербург из Италии. Среди них находилась и знаменитая скульптура Венеры, которую впоследствии стали называть Таврической; для ее охраны был выставлен специальный пост.
В Летнем саду находился и первый дворец русского царя. Сначала это был деревянный дом, а в 1712 году по проекту архитектора Доменико Трезини был возведен каменный дворец, который можно увидеть в Летнем саду и сегодня.
Особой достопримечательностью Летнего сада были фонтаны. Некоторые из них находились в «зеленых лабиринтах», в боковых аллеях, а в центре сада устроили самый большой пятиструйный фонтан. Речку, из которой подавалась вода для фонтанов, стали называть «Фонтанная река», а потом и просто «Фонтанка». К сожалению, фонтаны в Летнем саду просуществовали только до 70-х годов XVIII века: катастрофическое наводнение 1777 года их уничтожило.
Летний сад в наше время
Основание Александро-Невского монастыря
Считается, что Невский монастырь заложил в 1710 г. сам Петр I. Осмотрев место у впадения Черной речки в Неву (именно здесь по преданию Александр Невский одержал победу над шведами), царь издал приказ строить здесь монастырь, дабы увековечить память князя-победителя. Официальная дата основания монастыря - день

освящения первой деревянной Благовещенской церкви - 25 марта 1713 г. К 1714 г. построили монашеские кельи, еще через несколько лет появился каменный монастырский городок.
Автором композиционного плана Александро-Невского монастыря стал Доменико Трезини, именно его проект на многие десятилетия определили принципы построения монастырского ансамбля.
Монастыри на Руси традиционно
старались укрепить, обезопасив от внезапных военных вторжений, но, по замыслу Петра, новый монастырь должен был выглядеть по-другому: здесь не было могучих стен, которые превращали обитель в крепость, его фасад выходил к Неве и был украшен балюстрадой с вазами и цветником. Все это делало монастырский комплекс более светлым и парадным.
Петр задумал сделать главный монастырь столицы своего рода пантеоном - здесь должны были хоронить видных государственных деятелей. Первым в 1718 году похоронили Ф. Ю. Ромодановского, вслед за ним — фельдмаршала Б. П. Шереметева.
В 1720 году при монастыре открыли Славянскую школу, ставшую позже Славяно-греко-латинской семинарией, в том же году здесь заработала типография.
30 августа 1724 года по велению царя в лавру были перенесены мощи князя Александра Невского из владимирского Рождественского монастыря.
Александро-Невская лавра в наши дни
Кунсткамера
В 1714 году в Петербурге появился первый в России музей, который назвали «Кунсткамерой», то есть «кабинетом редкостей».
Первыми экспонатами музея стали предметы личной коллекции
самого Петра, их перевезли в новую столицу из Москвы и разместили в Летнем дворце царя.
Основу этого собрания редкостей составили предметы, которые Петр привез из Европы во время поездки с Великим Посольством: это были минералы, изделия из камня, слоновой кости, сандалового дерева,а также собрание анатомических препаратов и огромный Готторпский глобус — своеобразный маленький планетарий, внутри которого можно было наблюдать движение звездного неба.
Небольшой Летний дворец не мог стать настоящим хранилищем уникальных вещей - для коллекции требовалось всё больше места. Решено было построить для музея отдельное здание, а экспонаты временно разместить в Кикиных палатах — доме опального вельможи Александра Кикина. Сюда же перевезли царскую библиотеку редких книг.
Первый российский музей стал публичным, сам царь хорошо знал все предметы коллекции и любил их показывать. Петр по-настоящему гордился своим детищем и хотел, чтобы первый российский музей находился в центре столицы, рядом с правительственными зданиями. Поскольку при жизни Петра городским центром планировали сделать Васильевский остров, именно здесь в 1718 г. началось году строительство нового здания Кунсткамеры. Автором проекта здания Кунсткамеры принято считать архитектора Г. Маттарнови. К сожалению, сам Петр не успел увидеть здание Кунсткамеры законченным: строительство шло очень медленно. Коллекции из Кикиных палат в новую Кунсткамеру перевели лишь в 1726 году.

Летний дворец Петра, Кикины палаты и Кунсткамера в Петербурге
С 1710 г., когда город был уже достаточно защищен, Петр I начал издавать указы о переселении в новую столицу на «вечное житье» из Москвы и других городов ремесленников, купцов, дворян. По указу Петра Доменико Трезини разработал типовые проекты домов для знатных, зажиточных и простых людей. В 1711 г. от Адмиралтейства пленными шведами была проложена «Невская першпектива» (Невский проспект), улица переходившая в дорогу к Москве.
Петербург того времени был невелик, центр находился на Троицкой площади, расположенной у ворот Петропавловской крепости. Недалеко от берега стоял первый деревянный дом Петра. В глубине площади были выстроены торговые ряды Гостиного двора. Также на ней расположились здания таможни и правительственных учреждений. Рядом были выстроены дома приближенных царя — Меншикова, Геннина, Брюса. Дом Меншикова был самым грандиозным, в нем устраивали торжественные приемы, за что иностранцы

Дворец Меншикова в Петербурге
прозвали его «Посольский дворец».
Не дожидаясь окончания застройки Петр переносит столицу из Москвы в Петербург (1712). Это уникальный в мировой истории казус, когда столица одного государства (России) на протяжении девяти лет, до заключения Ништадского мирного договора, формально находилась на территории другого государства (Швеции). Отныне все лица, служащие государю, должны были жить в новой столице. Здесь теперь находятся все важнейшие органы государственного управления.
С этого времени начали активно застраиваться Васильевский остров, который должен был стать центром города, и Выборгская сторона; развернуто строительство пригородных дворцов Петергофа, Екатерингофа, Ораниенбаума. К 1725 г. в Петербурге построены Литейный двор, множество заводов, переведен из Москвы Монетный двор. Тогда же принят проект основания Петербургской академии наук и художеств под руководством Л. Блюментроста, лейб-медика Петра.
Новая столица уверенно становится крупнейшим экономическим и культурным центром - местом, где создавалась история государства. Именно в неповторимой атмосфере Петербурга отныне будут воспитываться те, кто творит её: бунтовщики и реформаторы, философы и учёные, поэты, музыканты, архитекторы и художники.
РЕФОРМЫ ПЕТРА I
... реформа сама собою вышла из насущных нужд государства и народа, инстинктивно почувствованных властным человеком с чутким умом и сильным характером, талантами, дружно совместившимися в одной из тех исключительно счастливо сложенных натур.
В. О. Ключевский
Начало петровской эпохи сопровождалось серьезными изменениями в нравах и быту. Именно с формированием качественно нового мировоззрения элит и перестройкой быта дворянства связывал царь Петр успех государственных реформ во всех областях жизни. За несколько лет он изменил практически всё - начиная с календаря и заканчивая стилем одежды.
29 августа 1699 г. Петр указом запретил носить старый русский костюм. Позднее все бояре и дворяне должны были надевать немецкое платье по будням и французское - по праздникам. Все, кроме крестьян и духовенства, обязывались брить бороду (многих царь с удовольствием лишал

Ассамблея при Петре I. Фрагмент.
С. Хлебовский, 1858
бороды собственноручно, несогласные обкладывались значительным налогом).
С 1701 г. женщинам также предписывалось носить европейское платье. В моду вошли украшения, кружево, корсеты и парики, а в домах появились европейская мебель и посуда.
В конце 1699 г. специальными указами вводилось, как во всей Европе, летоисчисление от Рождества Христова, а новый 1700 год начался 1 января. Велено было праздновать наступление нового года и украшать дворы сосновыми, еловыми и можжевеловыми деревьями и ветвями; образцы наряженных
деревьев выставили в московском Гостином дворе.
Особое место в новой системе праздников занимали ассамблеи - прообразы дворянских балов, на которые допускался без всякого приглашения любой прилично одетый человек, исключая слуг и крестьян. На ассамблеи приходили с женами и домочадцами для светского общения, бесед, танцев, игры в шашки и шахматы. Очередность проведения ассамблей распределялась между чиновными лицами Петербурга, а затем и Москвы. Первым условием ассамблеи государь постановил отсутствие всякого стеснения и принужденности. Каждый мог пригласить на танец не только самую знатную даму или девицу, но также государыню и ее дочерей. Зачастую на подобных собраниях играл небольшой оркестр; танцам обучали пленные офицеры из Швеции или жители Немецкой слободы. Процесс обучения танцевальному мастерству поначалу происходил очень медленно; участники первых ассамблей выглядели нелепо в непривычной для них европейской одежде и с трудом передвигались. По свидетельству современников, государь с государыней весьма преуспели в искусстве танца и всячески поощряли собравшихся следовать их примеру.
При Петре I появился первый общедоступный
русский театр. В 1702 г. в "комедийной хоромине" на Красной площади в Москве стали разыгрывать пьесы иноземных авторов немецкие актёры. Позже появился театр Славяно-греко-римской академии с русской труппой, где ставились пьесы на современные темы.
В живописи при Петре появились первые портреты, полностью свободные от церковного канона и изображающие человека в реалистичной манере; больше внимания стало уделяться точности в передаче внешности (художники И. Никитин и А. Матвеев).
В литературе появился новый жанр – история, героем которой являлся образованный человек передовых взглядов, стремящийся увидеть мир, попутешествовать в далёких странах и всегда добивающийся успеха
(Ф. Прокопович). Такой мотив был абсолютно немыслим для произведений московского периода.

Портрет канцлера Г. И. Головина.
И. Н. Никитин, 1720-е гг.

Сухарева башня в Москве, где размещалась Школа математических и навигацких наук
В области образования необходимость реформ была не менее очевидна. Стране остро не хватало своих собственных специалистов - инженеров, военных, врачей и просто грамотных людей. Уже в 1698 г. первая группа русских дворян была отправлена на учебу за границу; данная практика сохранялась и в последующие годы. По возвращении дворян ждал строгий экзамен, часто с самим государем в качестве экзаменатора.
В Москве открываются Навигацкая школа (1701), Медицинское училище (1707), Инженерная школа (1712).
Для провинциальных дворян были открыты 42 цифирные школы. Поскольку молодые дворяне учились неохотно, Петр запретил им жениться, пока не выучатся. Появились школы для детей мастеровых и солдат. Сама концепция образования существенно изменилась: богословские предметы отошли на второй план, первое место заняли математика, астрономия, инженерное дело и другие практические знания. Появились новые учебники, например "Арифметика" Л. Магницкого.
Для этого времени характерно также бурное развитие книгопечатания.
В 1714 г. была создана первая государственная библиотека, ставшая основой для библиотеки Академии наук, открытой уже после смерти императора, но задуманной им самим.
Значительным событием стало возникновение в стране газеты "Ведомости", которая сообщала о событиях в стране и за рубежом.
У Петра I поначалу отсутствовала чёткая программа реформ в сфере государственного управления. Необходимость подобных изменений диктовалось ведением войн, что требовало значительных финансовых ресурсов и мобилизации населения. Унаследованная Петром I система власти не позволяла собрать достаточно средств на реорганизацию и увеличение армии, постройку флота, строительство крепостей в Санкт-Петербурге. В 1699 г. малоэффективная Боярская дума была заменена Консилиями (Советом) министров, а затем, в 1711 г., Правительствующим Сенатом.
Была проведена реформа исполнительных органов управления, в результате которой параллельно системе приказов с их расплывчатыми функциями были созданы по шведскому образцу 13 коллегий — предшественники будущих министерств. Функции и сферы деятельности каждой коллегии были строго разграничены, решения принимались на коллегиальной основе.
В 17081711 гг. была проведена областная реформа: страна была разделена на 8 губерний во главе с губернаторами, наделёнными всей полнотой судебной и административной власти. Для контроля за исполнением решений на местах и уменьшения повальной коррупции с1711 г.учреждалась должность фискалов, которые должны были «тайно проведать, доносить и обличать» все злоупотребления, как высших, так и низших чиновников, принимать доносы от частных лиц.

Рукописный вариант «Табели о рангах», XVIII в.
Трансформация России как государства, затеянная и реализованная Петром I, была бы существенно затруднена, если бы ей не сопутствовала трансформация русского дворянства. Превращенное царем-реформатором в действительно служилое сословие, оно стало основным проводником и реализатором царских начинаний. Но для этого потребовался еще один механизм, придуманный и воплощенный Петром – знаменитая «Табель о рангах». Введенная в действие царским указом от 4 февраля (24 января) 1722 г., она превратила дворянство в открытое и социально мобильное
сословие, что оказало существенное влияние на развитие Российской империи. Первое и самое очевидное изменение, которое внесла в русскую жизнь петровская «Табель о рангах», – это прекращение присвоения всех старых русских чинов и званий. Разного рода постельничие, сокольничие, ключники, стряпчие и им подобные сохранялись в виде званий, полученных их обладателями ранее, но больше их никому присвоить было нельзя. Второе важнейшее изменение – очевидное преимущество военных чинов над гражданскими и придворными. Стране срочно требовалась сильная, отвечавшая современным требованиям армия с мощным офицерским корпусом, и самым простым и очевидным способом решения этой задачи было предоставление военным заметных привилегий. Еще одно изменение, закрепленное «Табелью о рангах», окончательно превратило русское дворянство в служилое сословие. В петровском пояснении к табели ясно говорилось: никому никакие ранги (чины) не предоставляются до тех пор, пока претенденты «нам и отечеству никаких услуг не покажут».
«Табель о рангах», время от времени переживавшая незначительные изменения, просуществовала вплоть до Октябрьской революции, пока не была отменена специальным декретом большевистского правительства.
Также военными нуждами была продиктована необходимость реформирования промышленности. Пётр активно строит мануфактуры, призванные обеспечить резко возросшие потребности армии, флота и строящейся столицы. Уже в разгар Северной войны Пётр открывает множество заводов по производству оружия, самыми известными из которых были Тульский оружейный завод и Олонецкий завод по производству артиллерии. Происходит разработка полезных ископаемых, в частности железа, чтобы обеспечить сырьем

План завода-крепости Екатеринбург.
заводы. На Урале в 1723 г. заложен крупнейший железоделательный завод в России, из которого развился город Екатеринбург, а через два года число уральских заводов доходит до одиннадцати. В 1718 г. в России было выплавлено более 6,5 млн пудов чугуна и около 200 тысяч пудов меди, что позволило с 1722 г. начать экспорт железа. Появляются оружейные, пороховые, кожевенные, текстильные и прочие мануфактуры. Проблема нехватки рабочей силы решалась насильственными мерами: к мануфактурам приписывали целые деревни и села, а также посылали преступников и нищих. Всего в петровскую эпоху было основано 200 фабрик.
Дальнейшее развитие получила торговля. Со строительством Петербурга роль главного порта страны перешла от Архангельска к будущей столице. Некоторые историки характеризуют политику Петра в торговле как политику протекционизма, заключающуюся в поддержке отечественного производства и установлении повышенных пошлин на импортную продукцию.
При Петре I произошли преобразования в сельском хозяйстве. Будучи в Голландии, царь по достоинству оценил производство сыров и привез в Россию мастеров-сыроделов. Он также переслал из Европы семена новых сельскохозяйственных культур. Благодаря стараниям Петра I на русских столах появились картофель, капуста савойская и кольраби, петрушка, сельдерей, сахарная свекла, фенхель, шпинат, подсолнечник, виноград, чай и кофе.
"ПТЕНЦЫ ГНЕЗДА ПЕТРОВА"
Говоря о реформаторской деятельности Петра, нельзя не упомянуть о его ближайших единомышленниках, немало способствовавших успеху начинаний великого преобразователя. Каждый из них оставил свой след в истории страны и внес вклад в дело строительства новой России. У Петра Великого было особое чутье на талантливых и верных людей - именно такими он стремился себя окружить. Государь не принимал во внимание социальный статус и вероисповедание человека, который мог послужить Отечеству. Он выбирал приближенных среди самых разных слоев населения, но, чтобы понравиться Петру, нужно было быть личностью одаренной, умной, работящей, как и сам государь. Вот некоторые из них:

Александр Данилович Меншиков

(1673 - 1729)

Происхождение Александра Даниловича до сих пор вызывает споры среди историков. Кто-то считает его выходцем из низов, а кто-то имеющим корни в обедневшем роде литовских дворян. Известно, что родился он в Москве. В 1686 г. при содействии Лефорта он входит в ближайшее окружение молодого царя Петра и вскоре становится его денщиком и ближайшим другом. Эта дружба продлится без малого сорок лет. Благодаря огромной работоспособности, острому уму и находчивости, Меншиков пользовался особым расположением Петра, достигнув высокого положения в обществе.

Он не умел ни читать, ни писать, но с лихвой восполнял недостаток образования врожденным здравым смыслом и великолепной памятью. Сыграл большую роль в Полтавском сражении, за что был удостоен звания генерал-фельдмаршала; был назначен генерал-губернатором Санкт-Петербургской губернии, а также президентом Военной коллегии и вице-адмиралом. Не раз привлекался к суду за казнокрадство, но каждый раз выходил сухим из воды ввиду близости к императору и огромных личных заслуг.

Франц Яковлевич Лефорт
(1656 - 1699)

Франц Лефорт был сыном торговца из Женевы. В юности избрал для себя военную карьеру, вопреки воле своей семьи. Сначала поступил в свиту курляндского герцога, а затем решил попытать счастья в далекой Московии, куда приехал в чине капитана и поселился в Немецкой слободе. Первоначально Лефорт служил царю Федору и царевне Софье, но в разгар борьбы за престол Лефорт вместе генералом Гордоном перешел на сторону Петра. С тех пор его судьба была неразрывно связана с деятельностью юного царя, который всё чаще стал посещать Немецкую слободу и проявлять интерес ко всему западноевропейскому. Вместе с Петром Лефорт участвовал в Азовских походах и даже был назначен адмиралом русского флота. Возможно, именно Лефорт подсказал царю мысль об организации "Великого посольства". Во время стрелецкого восстания 1898 г. посольство вынужденно вернулось в Москву, а в следующем году, заболев горячкой, Франц Лефорт скончался в возрасте 43 лет. Узнав о его смерти, Петр воскликнул: "Я потерял самого лучшего друга моего, в то время, когда он мне наиболее нужен..."

Борис Петрович Шереметев
(1652 - 1719)
С именем Шереметева связано много славных страниц времен царствования Петра Великого. Первый в истории России генерал-фельдмаршал (1701), один из богатейших помещиков, он всегда, в силу своего характера оставался на особом положении у царя и его окружения. Его взгляды на происходящее часто не совпадали с позицией царя и его молодых соратников. Он казался им человеком из далекого прошлого, с которым так яростно боролись сторонники модернизации России по западному образцу. Однако именно Шереметев был нужен царю в самые тяжелые годы Северной войны. В нем Петра привлекали его основательность и осторожность - он был не из тех, кто бросил бы вверенное ему войско на волю случая. Не способен он был и на другие необдуманные поступки. И, хотя обратной стороной этого были его медлительность и пассивность, его опыт и здравый смысл были необходимы Петру.
Петр Андреевич Толстой
(1645 - 1729)

Толстой был единственным сподвижником Петра I, который начинал свою карьеру его противником, а заканчивал его верным слугой: потерпев поражение в союзе с Софьей Алексеевной, он перешел на сторону Петра, продемонстрировав умение легко приспосабливаться к изменениям в обстановке. Уже будучи в зрелых летах, Петр Андреевич сам вызвался ехать заграницу для изучения морского дела и два года провел в Италии, что сблизило его с западноевропейской культурой. Тем не менее, царь Петр долго относился к Толстому сдержано, даже несмотря на последующие военные и дипломатические заслуги. Однако тот сумел расположить к себе сначала Меншикова, а затем и самого царя, заслужив право считаться одним из ближайших доверенных лиц государя. Был поставлен во главе Тайной канцелярии, многократно выполнял дипломатические поручения в сфере отношений с Данией, Англией и Пруссией.

Яков Вилимович Брюс (1670 - 1735)

Один из самых выдающихся сподвижников Петра принадлежал к древнему шотландскому роду. Отец Якова Брюса был полковником русской армии, а сам он с ранней юности был дружен с царем Петром; вступил в его "потешное" войско, а позже участвовал в крымских и азовских походах. По приказу Петра I Брюс ездил в Лондон учиться математике и астрономии. В годы Северной войны командовал всей русской артиллерией. В мирное время работал в Сенате, выполнял дипломатические поручения.

Яков Брюс - один из образованнейших людей своего времени: свободно владел шестью языками, прекрасно разбирался в геологии и географии, математике и артиллерии, астрономии и механике, оптике и других научных дисциплинах. Кроме того, он ведал московской гражданской типографией, владел весьма крупной для своего времени библиотекой, насчитывавшей около 1500 томов, почти исключительно научно-технического и справочного содержания. В 1702 г. открыл первую в России обсерваторию при Навигацкой школе в Москве, которой сам и руководил. За свою жизнь Брюс собрал богатую коллекцию предметов старины и редкостей, которая после его смерти пополнила коллекцию Кунсткамеры.

Алексей Васильевич Макаров (1674/75-1740)

Алексей Макаров, личный секретарь Петра, был сыном вологодского подьячего и начинал службу, по-видимому, в канцелярии А. Меншикова, а с 1704 г. перешел на службу в государев двор в качестве заведующего походной канцелярией. Он практически постоянно сопровождал Петра в военных походах и заграничном путешествии 1716-17 гг. Царь поручал ему особо важные и секретные дела, что закрепило за Макаровым статус влиятельного лица и делало его одним из самых могущественных придворных. Он ведал содержанием придворного штата, личными расходами Петра I, организацией обучения русских за границей, руководил возведением и убранством императорских дворцов в Петербурге и окрестностях, заведовал Кунсткамерой. После окончания войны со шведами Петр поручил кабинет-секретарю написать ее историю, а затем лично редактировал написанный Макаровым и другим секретарем, Черкасовым, текст - "Гисторию Северной войны". Таким образом, А. Макарова можно считать одним из первых русских историков.

Осуществление широкомасштабных преобразований давалось стране нелегко. Петровская эпоха потребовала колоссального напряжения сил всех слоев общества - от правящей верхушки до социальных низов. Зачастую широким массам населения были непонятны и чужды нововведения, проводимые предприимчивым государем; методы, применяемые местной администрацией для выполнения царских указов, носили откровенно насильственный характер. Усиление налогового гнета, рекрутские наборы, закрепощение крестьян - всё это также не способствовало популярности власти и послужило причиной для народных волнений (Башкирское восстание 1704-1711 гг., Астраханское восстание 1705-1706 гг., восстание донских казаков под руководством К. Булавина).
Правление Петра Великого было не просто царствованием, но переломной эпохой в истории России, периодом противоречивым, когда внедрялись новые ценности и идеи во всех областях жизни страны. Личность Петра I и его реформаторская деятельность получили весьма неоднозначную оценку современников и потомков. Спор о прогрессивности и целесообразности его реформ идет в исторической науке почти со времен самих реформ. Славянофилы укоряли российского императора в том, что он грубо вторгся в жизнь русского народа и «европеизацией» нарушил самобытный строй России. Другие признавали историческую необходимость и обусловленность реформ всем предыдущим развитием страны.
В ходе петровских преобразований новое появилось повсюду - в экономике и торговле, в науке и образовании, в культурной жизни и быту, в структуре государственного аппарата и управления, в армии и флоте. В результате усилий всех слоев общества Россия превратилась в одну из сильнейших европейских держав, совершив качественный скачок в своем развитии, инициатором и душой которого был сам царь Петр - личность необыкновенная, целеустремленная, с огромным умом и разносторонними дарованиями, символизирующая саму волю к переменам, кардинальным, быстрым и успешным.
«А о Петре ведайте, что ему жизнь не дорога, только бы жила Россия в блаженстве и славе для благосостояния вашего»

На выставке представлены книги,

доступные для работы

в читальных залах библиотеки


Автор книги, выпущенной в серии ЖЗЛ - профессор
Н. И. Павленко, советский и российский историк, специалист в области истории России XVII - XVIII вв.
В 1990 г., после значительной доработки эта книга была издана под названием "Петр Великий. Труды Павленко о Петре I - итог многолетней работы историка - представляют собой первую подлинную научную биографию царя. Все предыдущие работы о Петре I в русской историографии являлись скорее хрониками жизни.
В работах Павленко присутствует одна основная, определяющая идея: Петр является государственным деятелем мирового масштаба, а его преобразования имели огромную общенациональную значимость; они вывели Россию на путь ускоренного экономического, политического и культурного развития.
Для того, чтобы показать масштаб личности царя, автор раскрывает различные грани его таланта. Безудержная тяга к морю во многом объясняла направление внешней политики Петра и в значительной степени сформировала
его мировоззрение. Другими определяющими факторами стали его любовь к военному делу и увлечение ремеслами. Петр на протяжении всей жизни отличался гиперактивностью. Его энергии хватило, чтобы сдвинуть с места целую страну. Но вместе с тем, он обладал и противоположными качествами: рассудительностью, волей и упорством. Ко всем неудачам он относился с юмором, тут же делал выводы и в конце концов достигал своего. Высоко оценивая значение петровских реформ, позволивших народу России подняться до уровня передовых европейских стран, Н. Павленко не стал создавать иконописный, идеализированный образ царя, заменив его более достоверным психологическим портретом Петра.


Деятельность Петра I ещё при жизни по-разному оценивалась его современниками; не утихли споры и после смерти царя. Одни называли его великим реформатором, который превратил Россию в крупную и сильную европейскую державу. Другие обвиняли в попрании традиций и разрушении национальной самобытности. Но одно несомненно - это была сильная, яркая личность, оставившая весомый след в истории.
Антология, выпущенная в серии "Русский путь", интересна прежде всего тем, что в ней впервые собраны воедино работы отечественных историков XVIII - начала XX вв., отражающие различные точки зрения на роль Петра I в становлении современной России и раскрывающие историю и содержание нескончаемой полемики вокруг результатов деятельности царя-реформатора.
Книга известного датского историка Х. Баггера, переведенная на русский язык, посвящена проблемно-историографическому разбору научных трудов русских и иностранных авторов о России петровского времени. Хотя название монографии акцентирует внимание на реформах конца XVII - первой четверти XVIII в., материал, приводимый в ней, охватывает более широкий круг проблем, чем реформы в строгом смысле слова: здесь, помимо реформ, рассмотрен ряд общих проблем, успехи в области внешней политики России, ее культурная жизнь.
Главное место в книге занимает изложение различных спорных, нередко противоречащих друг другу точек зрения, концепций, обобщение того богатого материала, который был накоплен в отечественной и зарубежной науке по истории петровских реформ.
Автора отличает стремление к объективности, уважительное отношение к теме.


Центральная тема фундаментальной монографии профессора Лондонской школы славянских и восточноевропейских исследований Линдси Хьюз - рождение "новой России" в царствование Петра I. Автор стремится подчеркнуть всю значимость петровских реформ и вместе с тем максимально точно и полно показать, какой была Россия конца XVII - первой четверти XVIII века. Анализируя реформаторскую деятельность Петра I, Л. Хьюз уделяет особое внимание их влиянию на повседневную жизнь людей. Социальные процессы петровской эпохи рассматриваются на примере отдельных сословий - крестьян и работных людей, дворянства, духовенства.
Одна из интересных тем книги - жизнь петровского двора, с воссозданием придворных обычаев и этикета, привычек и поведения приближенных Петра.
Значительное место в монографии отводится характеристике личности царя, его религиозных и политических взглядов, а также его семейной жизни,
включая отношения с матерью и сестрами. Частная жизнь Петра, в которой чувства переплетались с политическими интересами, отражает те глобальные изменения, которые происходили в стране - в первую очередь, как отмечает автор, разрыв с патриархальной традицией.
Описывая деятельность друзей и соратников Петра I, Хьюз дает портрет новой правящей элиты, которая тем не менее во многом сохранила прежние, "московские" черты.
В 2002 г. автор выпустила также значительно переработанную версию своей монографии 1998 г. - биографию Петра Великого. Главная ценность этой книги - тщательно исследованная тема с опорой на внушительную базу документальных источников, свидетельств очевидцев и работ авторитетных ученых по данной теме.


Книга американского историка Роберта К.Мэсси
"Петр Великий" представляет собой подробную историю жизни русского императора в контексте русской и мировой истории. Автор книги выступает не только как авторитетный исследователь, но и как мастер художественной прозы: стремление к доскональной исторической достоверности не заслоняет литературных достоинств его произведения. Биография написана с преимущественным использованием западных историографических источников, зачастую малодоступных для российского читателя.
Впервые выпущенная в свет на английском языке в 1980 году, книга была удостоена престижной Пулитцеровской премии. С тех пор она неоднократно переиздавалась на разных языках.
На выставке книга представлена изданиями на языке оригинала.
Рейнгольд Нейман-Ходиц - специалист по восточноевропейским языкам и славистике, автор ряда публикаций и монографий, посвященных выдающимся деятелям новой и новейшей истории России, в том числе Петру Великому.
В отличие от большинства западных исследователей, автор не поддерживает мнения о том, что реформы петровского времени, будучи преждевременны и нецелесообразны, грубо нарушили естественный ход исторического развития России. Напротив, немецкий историк считает, что в конце XVII - начале XVIII в. в стране сложились объективные предпосылки для последующей "европеизации" и сближения с Западом.


Сборник статей на шведском языке посвящен двум выдающимся правителям XVII - XVIII вв. - русскому царю Петру и шведскому королю Карлу, чье противоборство определило судьбу Европы на много лет вперед.
Петр и Карл никогда не встречались, но многие годы вели заочный спор, а значит, присматривались друг к другу. Когда царь узнал о гибели Карла, он вполне искренне огорчился: "Ах, брат Карл! Как мне тебя жаль!" Их соперничество было столь долгим, что, кажется, со смертью Карла Петр утрачивал как бы часть самого себя.
Люди разных культур, темпераментов, менталитета, эти два монарха были одновременно удивительно схожи. Но эта схожесть особого свойства - в непохожести на других государей. Обрести подобную репутацию в век, когда экстравагантное самовыражение было в моде - задача не из легких. Но Петр и Карл затмили многих. Их секрет прост - оба вовсе не стремились к экстравагантности, они жили без затей, выстраивая свое поведение в соответствии с
собственными представлениями о должном. Поэтому многое, что казалось другим столь важным и необходимым (предметы роскоши, праздный образ жизни и т. д.), для них почти не играло никакой роли. Их поступки воспринимались большинством современников в лучшем случае как чудачество, в худшем - как необразованность и варварство.
Оба государя любили военное дело. Карл XII, став полноправным правителем в весьма юном возрасте, проявлял на поле боя мастерство истинного полководца. Но страсть к баталиям, всецело захватившая молодого короля, сыграла с ним злую шутку: война стала для него целью, а не средством. В отличие от своего державного собрата, Петр никогда не путал цели и средства - война и связанные с ней преобразования остались для него средством возвышения России и упрочения ее положения в мире.
Большинство вошедших в сборник статей основано на шведских архивных материалах, прежде не известных в России.
Казимир Валишевский (1849 - 1935) - известный польский историк, публицист и писатель, большую часть жизни работавший во Франции. Более 30 лет он изучал историю России XVI - XIX вв., работал в архивах Петербурга, Парижа, Лондона, Берлина и Вены. Результатом этой работы стала серия книг "Происхождение современной России", вышедшая во Франции в период с 1892 по 1925 гг. Одна из них - "Петр Великий". Несмотря на то, что многие оценки и выводы Валишевского сегодня могут показаться спорными, книга, безусловно, заинтересует всех любителей отечественной истории, в первую очередь благодаря огромному количеству малоизвестного фактического материала, собранного и изложенного автором.
На выставке представлено репринтное воспроизведение издания 1911 г., осуществленное советско-финским предприятием в 1990 г.


Книга, принадлежащая перу выдающегося французского философа, представляет собой романизированную биографию знаменитого полководца, шведского короля Карла XII, в центре которой - противостояние величайших монархов Европы начала XVIII века Карла шведского и Петра I. Это классический образец биографического жанра. Во многом именно благодаря этой книге Вольтер получил всеевропейскую известность.
Полагая, что "истории ничтожных королей" бесполезны, Вольтер тем не менее считал, что жизнеописания некоторых из них могут быть поучительны для общества. Таковыми он счел истории шведского короля-полководца и его "соперника в славе" - Петра I. Он видел в них наиболее ярких персонажей многовековой истории, причем Петр, по его мнению - «гораздо более великий человек, чем Карл», так как он был царем-законодателем и созидателем. Деяния шведского короля историк предлагает рассматривать как назидательный пример.
"Несомненно, не найдется монарха, – писал Вольтер, – который бы, читая о жизни Карла XII, не излечился бы от безумия завоеваний."
Подобно другим европейским авторам, хвалившим Петра, Вольтер возвеличивает царя за счет показа глубокого варварства и невежества русского народа, который монарху предстояло цивилизовать. Таким образом, преувеличивая дикость и отсталость допетровской Руси, Вольтер невольно способствовал рождению мифа о царе-герое, в одиночку творящем новую нацию.
Издание 1999 г., представленное на выставке, впервые содержит полный текст произведения Вольтера на русском языке.

Барбара Алперн Энджел и Дженет Мартин - американские историки, специалисты по истории России - стали авторами совместной монографии, являющейся частью серии "Новая Оксфордская всемирная история". "Россия в мировой истории" - это сжатый и носящий комплексный характер обзор тысячелетней истории России от славян до нынешнего времени. Авторы высоко оценили роль Петра I в истории страны, подчеркнув, что царю пришлось осуществлять свои реформы, которые они называют "петровской революцией", в условиях экономического и культурного отставания России по сравнению с Западной Европой. Вместе с тем они ставят под сомнение вопрос о целесообразности проведения столь широкомасштабных и насильственных изменений в стране, не готовой, по их мнению, к реформам и заплатившей за европеизацию слишком высокую цену.


Джеффри Хоскинг - британский историк, профессор Лондонского университета, специалист по русской истории. Большинство его работ посвящены России XX века и Советскому союзу, но после распада СССР он обратил свое внимание на более ранние периоды российской истории.
В книге "Россия: народ и империя, 1552 - 1917 гг." Хоскинг подчеркивает полярность между российской имперской идеей и "этнической государственностью" России. По мнению автора, развитие Российской империи препятствовало развитию России как национального государства.
В оценке петровского времени Хоскинг неоднозначен.
С одной стороны, он признаёт личные заслуги Петра в его стремлении превратить Россию в великую европейскую державу. Но в то же время считает, что его реформаторская деятельность внесла глубокий раскол в патриархальное российское общество, не готовое к глобальным переменам. Культура, насаждаемая Петром, по мнению автора книги, была глубоко чужда широким
народным массам. В своем мнении автор не одинок: такой взгляд на петровские реформы преобладает в западной историографии. В то время, когда в европейских странах дистанция между народной и элитной культурой начала сокращаться, в России она неизмеримо возросла - такой вывод делает британский историк.
Историк, политолог, постоянный секретарь Французской академии Элен Каррер д'Анкосс - автор целого ряда трудов по истории нашей страны.
В книге "Незавершенная Россия" исторический путь России трактуется как путь незавершенной модернизации. На протяжении всей своей истории Россия, по мнению автора, стремилась влиться в семью европейских государств; препятствиями для достижения этой цели служили отсутствие выхода к морю, монгольское нашествие, экономическое отставание, вызванное неблагоприятными климатическими условиями, длительное существование крепостничества и самодержавие. По мнению Э. Каррер, реформы Петра I, которые можно расценивать как "модернизацию", кардинально изменили образ жизни, привычки и менталитет элиты, но широкие массы народа оставались в стороне от процесса, также как и отстраненная от власти церковь. В этом она видит ущербность наследия Петра Великого, полностью игнорируя достижения страны в экономике, торговле, внешней политике, просвещении и других областях.


Политическими наследниками Петра, вопреки принципам историзма, автор считает большевиков, которые, как и Петр, считали, что "насилие является законным, если оно осуществляется во имя общего интереса, даже если общество не отдает себе в нем отчет или не принимает эту концепцию".
Таким образом, можно сказать, что работа французского историка демонстрирует чисто западный взгляд на Россию и не претендует на полноценное историческое исследование.
Книга представлена на выставке на языке оригинала и в переводе на русский язык.
Конференция "Петровское время в лицах" проводится ежегодно в отделе "Дворец Меншикова" Государственного Эрмитажа с 1998 года. Традиционно в ней принимают участие сотрудники Эрмитажа и других музеев и научных учреждений Петербурга, Москвы, других городов России, а также специалисты из Франции, Эстонии, Швеции.
На конференции звучат доклады, посвященные различным аспектам деятельности Петра I, его сподвижников и других выдающихся деятелей петровской эпохи, а также иконографии Петра I и его современников, вопросам внешней и внутренней политики России конца XVII - первой четверти XVIII в. Многие произведения искусства и архивные материалы, использованные в исследованиях, вводятся в научный оборот впервые.
Материалы научной конференции регулярно публикуются в "Трудах Государственного Эрмитажа".
На выставке представлены публикации материалов за
2008 и 2012 гг.



Издание посвящено истории немецкой диаспоры в России. Авторы книги "Немцы в России" стремились показать, как в разные исторические периоды, в различных климатических и социальных условиях России жили и трудились выходцы из Германии и их потомки, как в чужой национальной среде они сохранили свою культуру и традиции; как воспринимали духовное влияние новой родины и одновременно воздействовали на свое культурное окружение; как сумели применить свои таланты, творческий и интеллектуальный потенциал в сложной обстановке российской действительности и какой неоценимый вклад внесли в развитие науки, культуры и экономики Российской империи. Особое внимание уделено событиям петровского времени.
Результатом работы стала книга-альбом, в которой текст и
иллюстративный материал представляют собой единое целое, дополняя друг друга.
Значительная часть иллюстраций ранее не публиковалась.
Связи между немцами и русскими и между Германией и Россией существовали на всех уровнях - как между правящими домами, так и между купцами, ремесленниками, художниками, учеными и простыми людьми.
Сборник "Русские и немцы в XVIII веке: встреча культур" основан на материалах российско-германской конференции по изучению XVIII века, проходившей в Москве в 1996 г. В нем опубликованы статьи российских и немецких авторов, посвященные исследованию истории, литературы, музыкального и изобразительного искусства, проблемам взаимодействия русской и немецкой культур в XVIII веке. Многие статьи отличаются обилием и разнообразием материала, впервые вводимого в научный оборот, и новизной взглядов на освещаемые вопросы. Отдельная статья посвящена Немецкой слободе Москвы и ее роли в развитии русско-германских контактов в первой половине XVIII века.


Первые русские студенты появились на полвека раньше создания первого полноценного университета в России. Петр I с самого начала своего правления ставил перед собой задачу привить России ценность высшего образования в его европейском понимании. Для этого он посылает молодых дворян и выходцев из прочих сословий на обучение за границу. Именно через побывавших в Европе русских студентов общество узнавало, что такое университеты и зачем в них надо учиться. Круг университетов Германии, где учились петровские студенты, ограничивался всего четырьмя городами: Галле, Лейпциг, Лейден, Кенигсберг. Первым университетом, принявшим уроженцев России, стал университет средненемецкого города Галле (в петровскую эпоху там прошло обучение 19 русских студентов). Вторым стал соседний с Галле Лейпцигский университет, находившийся под покровительством курфюста Саксонии, основного союзника Петра в Северной войне. В числе первых
обучение в Лейпцигском университете прошли сыновья канцлера Г. Головкина (после возвращения в Россию оба сделали карьеру дипломатов, служа посланниками при разных европейских дворах). Их младший брат десятью годами позже также обучался в Лейпциге, став впоследствии сначала дипломатом, а затем сенатором и вице-канцлером.
Всего в царствование Петра I по его указанию на учебу в немецкие университеты выехали 54 человека. Из них 14 были детьми иностранцев, состоящих на русской службе, а 40 происходили из русских семей. Многие студенты были неблагородного происхождения.

Иллюстрированное издание "Петр Великий, вдохновенный царь" выпущено к открытию в стенах Эрмитажа на Амстеле исторической выставки из коллекции Государственного Эрмитажа в Санкт-Петербурге, коллекций других русских и нидерландских музеев. Выставка посвящена Петру I, фигура которого стала символом исторической связи России и Голландии.
В книге представлены иллюстрации более 350 экспонатов, среди которых картины, скульптуры, предметы декоративно-прикладного искусства, оружие, личные вещи и костюмы царя, а также исторические документы, свидетельствующие о тесных контактах Петра Великого с Голландией. Сопроводительные статьи о жизни и окружении Петра, его связях с Голландией, строительстве новой столицы, его коллекциях предметов искусства
написаны российскими и голландскими исследователями, среди которых - М. Пиотровский,
С. Андросов и др.

Иллюстрации к книге "Peter The Great, аn inspired tsar"

На протяжении всей жизни Петр Великий интересовался Голландией. Он посещал ее неоднократно - во время Великого посольства 1696-97 гг. и в 1716-17 гг. в связи с визитом к французскому королю. Во второй половине XVII века Голландия достигла зенита своего могущества и славы. Она страдала перенаселенностью – два миллиона трудолюбивых голландцев теснились на крохотной территории, – но значительно превосходила всю остальную Европу богатством, числом городов, развитием торговых связей. Знакомство царя с передовой для того времени и богатой страной имело для России далеко идущие последствия: вернувшись домой, Петр начал процесс европеизации своей державы и всесторонних реформ.
Сборник статей, посвященных русско-голландским научным и художественным связям в эпоху Петра I, представляет собой публикацию материалов российско-нидерландского симпозиума. Тематика статей

разнообразна: история различных коллекций петровской Кунсткамеры и Эрмитажа, связи Петра с голландскими издателями и книготорговцами и художниками, голландское влияние на садово-парковое искусство Петербурга петровского времени, коллекция картин, собранная в Петергофе и т. д.

Петр I посетил Францию лишь однажды - весной 1717 г.
К этому времени Россия уже заявила о себе, как великая держава, и у регента малолетнего Людовика XV не было оснований отказать русскому царю в визите. О пребывании Петра во Франции мы знаем из записок придворного мемуариста герцога де Сен-Симона. По мнению французской знати царь вел себя странно - в приморских городах Дюнкерке и Кале, где Петр пробыл с 10 до 23 апреля, он самым тщательным образом осматривал укрепления, портовые сооружения, шлюзы и каналы, отказывался от пышных приемов, предпочитал спартанскую обстановку в быту. Прибыв в Париж, Петр был благосклонно встречен при дворе. Придворные удивлялись манерам русского государя, его слишком простому костюму и разносторонним интересам. Тем не менее, начало русско-французским отношениям было положено.
В выпуске, подготовленном Центром французских исторических исследований Института всеобщей истории РАН, представлены материалы по истории отношений двух
стран в новое и новейшее время. Авторы статей и документальных публикаций - российские и французские историки, дипломаты, архивисты. Одна из статей посвящена обзору французской историографии XVIII века о первом русском императоре.
В книге бельгийского историка, профессора славистики
Э. Вагеманс воспроизводится история пребывания Петра I на землях Бельгии - не изученный ранее эпизод из жизни русского царя.
Во время своей второй поездки в Европу в 1717 году Петр, по дороге с официальным визитом в Париж, посетил бельгийские города Брюссель, Антверпен, Гент, Брюгге и Остенд. На обратном пути из Франции он вновь проехал через Южные Нидерланды. Государь был встречен в Бельгии с подобающими почестями на самом высоком уровне. Для такого приема были свои основания: победа в Северной войне принесла России, благодаря усилиям и грамотной политике государя, признание в качестве великой державы. К тому же Россия воевала против Османской империи и являлась союзником Габсбургов, в состав земель которых в то время входила Бельгия.
В тогдашней бельгийской прессе можно было найти массу хвалебных отзывов в адрес русского царя.
Исследование основано на бельгийских и русских

архивных материалах и рисует со всеми живыми подробностями многосторонний образ русского царя с его вниманием к Бельгии и бельгийцам.

В антологии литературных источников петровского времени собраны записки и путевые заметки русских путешественников за границей: графа Б. Шереметева, князя Б. Куракина, дипломата Андрея Матвеева, Ивана Зотова (сына первого учителя Петра), Ивана Неплюева, посланного царем учиться морскому делу (будущий губернатор Оренбургского края) и других. Также в издании представлены выдержки из сочинений Феофана Прокоповича и другие документы.
Особенность данного собрания документов состоит в том, что текст памятника или фрагменты сочинений предваряет общая характеристика; она состоит из кратких биографических справок об авторе, источниковедческого обзора, истории издания текста.
В монографии В. В. Дегтяревой "Образ России в немецких путевых заметках XVIII века" проводится исследование исторического развития образа России, сложившегося в немецкой литературе того времени. Особое внимание автор уделяет генезису и развитию национальных стереотипов и предрассудков по отношению к России и русским, нашедшим отражение в путевых заметках немецких путешественников. Для большинства немцев Россия XVIII века оставалась загадочной и дикой страной. Чтобы решиться на путешествие в Россию, необходимы были весьма веские причины. Первыми, кто посетил Россию в начале XVIII в., были дипломаты Г. Корт и Ф. Вебер. Результатом публикаций их путевых заметок стал тот факт, что Россия постепенно признаётся неоспоримой частью Европы. Государственные скандалы, новости царского двора, анекдоты о русских правителях появляются на страницах немецких журналов.

Многогранная деятельность Петра I становится одной из главных тем в немецкой публицистике и литературе. Происходит явное сближение России и Германии. В то же время возникает и противостояние России и Европы в целом; на смену так называемой "турецкой опасности" приходит "русская опасность". Книга опубликована на немецком языке.

"Записки о Московии" открывают публикацию научно-издательской серии "Россия и российское общество глазами иностранцев. XV - XIX вв."
Французский дипломат на службе польского короля, де ла Невилль побывал в России летом - осенью 1689 г. - в судьбоносное для страны время, когда в противостоянии Петра и Софьи решался вопрос о том, кому будет принадлежать верховная власть в государстве, а вместе с тем, в немалой мере, вопрос о выборе страной исторического пути. Де ла Невилль сохранил едва ли не самые подробные впечатления о борьбе за политическое главенство в стране, элита которой уже ощущала необходимость преобразований, и отразил это в своих записках. Политическая конъюнктура того времени, обострение французско-русских отношений в результате протурецкой политики Версаля, непривлекательный образ Московии, сложившийся в целом в Западной Европе - всё это оказало большое влияние на автора "Записок".
Тем не менее, несмотря на негативное отношение дипломата к России, его "Записки о Московии" являются важным историческим источником и стали тем нормативным памятником, на который опирались последующие французские авторы, обращавшиеся к русской теме.
Как и всякая знаменательная эпоха, время преобразований выдвинуло немало выдающихся деятелей, каждый из которых внес свой вклад в укрепление могущества России. Среди сподвижников Петра I помимо русских можно встретить шотландцев, голландцев, литовцев, сербов, греков. В "команде" Петра были представители древнейших аристократических фамилий и рядовые дворяне, а также выходцы из низов общества - посадские и бывшие крепостные. При отборе помощников царь руководствовался рационалистическими критериями, нередко игнорируя социальную или национальную принадлежность. Превыше родовитости ценились знания, навыки и способности.
Коллективный труд профессора Павленко и двух молодых историков посвящен некоторым из ближайших сподвижников Петра. В портретных зарисовках каждого из них можно обнаружить черты характера, свойственные человеку переходной эпохи, когда влияние просвещения еще не сказывалось в полной мере. Именно поэтому в

одном человеке спокойно уживались грубость и изысканность, обаяние и надменность, под внешним лоском скрывались варварство и жестокость. Другая важная особенность состоит в том, что все единомышленники Петра обладали природным умом и смекалкой, предприимчивостью и решимостью - качествами, так необходимыми помощникам царя-реформатора.

Иллюстрированное издание, выпущенное Государственным Эрмитажем и Санкт-Петербургским институтом истории РАН, представляет собой каталог выставки, посвященной ближайшему соратнику Петра I Александру Меншикову и приуроченной к 300-летию северной столицы.
Первый губернатор Петербурга был одним из главных его строителей. Он умел организовать работу, заставить трудиться как простолюдинов, так и знать. Роль князя в строительстве нового города стала главной темой выставки, прошедшей в здании Дворца Меншикова в мае-сентябре 2003 г. На ней выставлялись экспонаты Государственного Эрмитажа ( живописные полотна, гравюры) и многочисленные архивные документы, среди которых - гравированные и рукописные чертежи города, виды различных его частей, дающие возможность
наглядно проследить процесс возведения будущей столицы с 1706 г.
Статьи, предваряющие каталог, рассказывают о деятельности Меншикова как строителя Петербурга, о его дворце и истории работ по его реставрации. Кроме того, дается общий обзор и история формирования фондов Меншикова в различных архивах страны.

Иллюстрации к книге "Александр Данилович Меншиков. Первый губернатор и строитель Санкт-Петербурга"

Евгений Анисимов — выдающийся историк, журналист, писатель и эксперт в области политической истории России XVIII века. На его счету - множество монографий, посвященных петровскому времени, анализу реформ великого царя, его наследию в разных областях жизни страны, а также послепетровской истории.
Каждая из его книг - как увлекательный роман. В них нет сухих цифр и нагромождения фактов, а исторические персонажи - живые люди с увлекательными судьбами.
"Толпа героев XVIII века" - собрание эссе, посвященных известным историческим личностям петровского и послепетровского времени. Об этой книге сам автор пишет следующее:
"Годами работая над историческими источниками о людях прошлого, готовя книги, статьи и сценарии о них, как-то незаметно проникаешься частичкой жизней, мыслей своих героев. Они становятся будто твоими близкими знакомыми… Эта толпа моих героев образовалась как-то внезапно. Про одних я писал сценарий документальной

передачи для телевидения, про других я узнал случайно и увлекся историей их жизни, третьи всегда влекли меня яркостью, необычностью своей судьбы…"
Среди героев Анисимова - императрица Екатерина I, царевич Алексей, Александр Меншиков, цесаревна Анна Петровна, генерал-прокурор П. Ягужинский, граф Б. Шереметев, Яков Брюс, князь М. Голицын, граф П. Толстой, вице-адмирал Корнелий Крюйс и др.

Монография посвящена городам-заводам России XVIII-первой половины XIX века - уникальному явлению в мировом архитектурно-градостроительном процессе - и представляет собой самое полное научное издание по данной теме, изложенное в доступной форме.
Именно в эпоху Петра I в силу особых исторических условий возникли первые промышленные города, построенные в таком количестве и своеобразии, что можно говорить о создании ранней индустриальной цивилизации. Эта цивилизация стала основой сохранения экономической и политической независимости России и последующего превращения ее в мировую державу. Столь массового масштаба, в каком в России шло возведение городов-заводов, не было ни в одной стране мира. Молодая Россия времен Петра I не боялась учиться у технически
передовых стран, но создала свою мощную промышленную базу, которая и в наши дни продолжает быть ее опорой.
Автор книги наглядно демонстрирует широкую картину городов-заводов России, используя обширный иллюстративный материал.

Иллюстрации к книге "Города-заводы России. XVIII - первая половина XIX века"

Государство в лице Петра I, ломающего до основания боярскую Русь, чтобы построить другое общество, столкнулось с феноменом казачества, представлявшего собой нечто особое, не принадлежавшее ни к новому, ни к старому, но чрезвычайно ценное в военном отношении. Для Петра I главным критерием в оценке любого подданного или социальной группы была их "полезность" в соответствии с их предназначением. Все должны были служить благу Отечества. Для казаков таким критерием являлись их боевые качества профессиональных воинов. По этой причине царь указал, что казаки должны безоговорочно, добровольно или принудительно, войти в общую "регулярную" иерархию. Но требование безоговорочного подчинения применительно к свободолюбивому казачеству неминуемо вело к конфронтации и социальным потрясениям (восстание Кондратия Булавина).
В монографии историка и писателя А. Шкварова

проводится подробный анализ положения казачества приПетре I, его отношений с властью, причин и последствий конфликтов между казачьей вольницей и царем-реформатором. Исследование впервые дает целостное представление о феномене казачества, его эволюции, типах основных казачьих сообществ, о социально-экономических процессах внутри и между сообществами на важнейшем этапе перелома казачьей истории, коим стала петровская эпоха.

В сборнике представлены тексты докладов, прочитанных на II Международном конгрессе петровских городов, прошедшем в Санкт-Петербурге в июне 2010 г.
Конгрессы петровских городов проводятся в рамках российской программы «Путь Петра Великого», направленной на изучение исторической роли и наследия петровской эпохи, на культурную интеграцию больших и малых российских городов, которые обязаны своим основанием Петру I и его сподвижникам, или исторически связаны с их деятельностью.
I (учредительный) Конгресс петровских городов прошел в мае 2009 года в Санкт-Петербурге и дал толчок широкому распространению петровской программы по регионам России. В его работе приняли участие представители более 60 российских и европейских городов.
Программа II конгресса была нацелена на анализ историко-культурной значимости петровских начинаний для развития российских городов и поселений в контексте
взаимодействия России с европейским миром. Конгресс носил междисциплинарный характер. В его работе участвовали свыше 150 человек - историки, искусствоведы, филологи, философы, краеведы, археологи и другие специалисты. Участниками обсуждался широкий круг вопросов, касающихся петровских инициатив в сфере гуманитарной культуры, которые определили развитие страны в последующие столетия: учреждение и развитие музеев, библиотек, архивов; развитие образовательных учреждений; книгоиздание, первые газеты и журнал; летоисчисление и календарь; создание гражданского алфавита и реформа русского языка; новые тенденции в архитектуре и строительстве; обмен знаниями между европейцами и русскими.
В сборник включены доклады III Международного конгресса петровских городов. Очередной форум, темой которого были "Петровские реликвии в собраниях России и Европы", проходил в Санкт-Петербурге 8-10 июня 2011 г. и был приурочен ко дню рождения Петра Великого.
В III Конгрессе участвовали сотрудники учреждений культуры, образования и науки многих петровских городов: Петербурга, Москвы, Азова, Архангельска, Астрахани, Воронежа, Екатеринбурга, Калининграда, Тулы, Петрозаводска и других. На форуме выступили также представители европейских городов, связанных с именем Петра Великого: Вены, Будапешта, Дрездена, Гронингена, Кембриджа, Лювена, Парижа, Таллина.
Участниками форума обсуждались следующие темы:
реликвии петровской эпохи в музеях России, петровские коллекции в архивах и библиотеках России и западноевропейских стран, музейное дело петровской эпохи, европейские истоки коллекций петровского

времени, собиратели и хранители петровских реликвий, петровская археология в современной России.

Монография советского историка посвящена становлению исторической науки в России на рубеже XVII и XVIII вв. В эпоху Петра западничество как общественное и политическое течение было возведено в ранг государственной политики. Сам Петр, его дипломаты, участившиеся поездки русских людей в Западную Европу, усилившийся приток иностранцев в Россию, не говоря уже о таком крупном явлении петровской поры, как Северная война - усилили процесс накопления знаний о Западе. В центре внимания автора - вопрос о том, какие представления существовали в XVII - первой четверти XVIII века у европейцев о России и у русских людей о странах запада. Особое место в книге занимает анализ сочинений иностранцев о России петровского времени. Автор также всестороннее рассматривает процесс накопления знаний о Западной Европе, записки русских дипломатов и путешественников П. Толстого, Б. Шереметева, А. Матвеева, Б. Куракина, свидетельства первой русской газеты -
"Ведомостей". Большое внимание уделено историческим трудам первых русских историков
П. Шафирова, Ф. Прокоповича, А. Лызлова и, наконец, процессу перерастания русских исторических знаний в историческую науку в трудах В. Н. Татищева.
В заключительной главе изложены взгляды некоторых западных историков XX века по проблемам данного исследования.
Тема «Россия и Запад» не нова в русском искусствознании. Многими исследователями ставился вопрос о влиянии, которое оказывало искусство Запада на художественную культуру России, о том, как усваивался опыт Запада, как складывалось и в чем проявлялось национальное своеобразие русского искусства.
С XVIII столетия развитие русского искусства, при всем его своеобразии, становится органичной частью общеевропейского художественного процесса. Автор замечательного иллюстрированного издания - крупнейший историк искусства - на первоклассном материале показывает: большую, порой решающую роль в этом играли стилевые и жанровые взаимовлияния, профессиональные и личностные связи русских художников с мастерами из Италии, Франции, Голландии,

Англии, Германии и других западных стран. В книге рассматривается взаимодействие национальных школ, поэтому наблюдения и выводы автора могут многое объяснить не только в развитии отечественного искусства, но и в художественной эволюции ощущавших его влияние других европейских стран.

Иллюстрации к книге "Россия и Запад: историко-художественные связи. XVIII - начало XX вв."


Книга российского историка архитектуры С. Горбатенко посвящена путешествиям, предпринятым Петром I в разное время по Центральной и Западной Европе, в ходе которых он посетил многие города и наблюдал многочисленные образцы европейской архитектуры. Знания и впечатления, которые Петр получил от этих путешествий, он впоследствии применил в России при строительстве Санкт-Петербурга, а также в Таллине и Риге.
В первой части книги на основании исторических источников и результатов исследований реконструируются поездки царя по двенадцати современным европейским странам, совершенные на протяжении 20 лет - с 1697 по 1717 г. Значительное внимание уделено второму большому путешествию Петра 1716-1717 гг., во время которого он особенно интересовался вопросами архитектуры, науки и культуры.
Вторая часть книги посвящена работе зарубежных архитекторов в новой столице России, применению здесь принципов европейской архитектуры и градостроительства, руководящей роли Петра в этих процессах.
Иллюстрированное издание посвящено истории домов и домиков в различных городах России и Европы, в которых в разное время жил или останавливался Петр I. Некоторые из них сохранились до наших дней, часть была утрачена, о многих остались лишь скудные сведения в письменных источниках. Петр часто и охотно путешествовал, поэтому в книге рассказывается об обстоятельствах пребывания царя в том или ином городе.
Издание содержит более 500 иллюстраций - рисунков, гравюр, портретов, исторических планов и карт, фотографий.

В работе над изданием принимали участие специалисты из разных стран - России, Белоруссии, Латвии, Эстонии, Великобритании, Нидерландов, Франции.
Иллюстрации к книге "Дома и домики Петра I"

В основании новой столицы на северо-западных рубежах России царь Петр видел будущее своей страны. Санкт-Петербург был не только оборонительным пунктом, но также центром притяжения всех прогрессивных сил обновленной России. Северная столица должна была стать современным, передовым городом с европейской архитектурой, продуманной удобной планировкой, широкими улицами, красивыми парками и площадями. Начиная с первых заграничных поездок, Петр приступил к собиранию произведений искусства европейских мастеров. За свою относительно недолгую жизнь он смог собрать внушительную коллекцию предметов искусства, предназначенных для украшения дворцов Санкт-Петербурга и пригородов. Особое место среди них занимала итальянская скульптура. По заказам Петра и его дипломатических и торговых представителей в разных
городах Италии лучшими мастерами того времени были созданы многочисленные скульптуры. Многие из них до сих пор украшают парковые ансамбли Петербурга и его окрестностей.
Книга является результатом многолетних изысканий профессора С. О. Андросова, хранителя итальянской скульптуры Государственного Эрмитажа. Материалы, представленные в ней, свидетельствуют об исторической важности культурного обмена между европейскими странами в начале XVIII века, в частности между Италией и Россией.

Иллюстрации к книге "Петр Великий и скульптура Италии"

Трехтомный каталог библиотеки Петра Великого представляет собой подробное описание книг, принадлежавших царю и вошедших в фонд Библиотеки Академии наук, которая была создана на 10 лет раньше самой Академии.
Диапазон увлечений и интересов царя Петра был чрезвычайно широк - от технической и медико-биологической литературы до исторической и юридической, а также книг об общественных преобразованиях, изданий по верховой езде, музыке и т. д. Повышенным вниманием царя в течении всей его жизни пользовались руководства по архитектуре, описания европейских городов, парков и садов, художественные альбомы с иллюстрациями.
После смерти Петра I книги были переданы в Библиотеку Академии наук, но передавались они хаотично, без единого реестра. Некоторое время коллекция хранилась как единое целое, затем книги была разделены по разным фондам

библиотеки. Для того, чтобы воссоздать каталог петровской библиотеки, потребовался огромный кропотливый труд коллектива ученых на протяжении более 10 лет. Итогом работы стала публикация трехтомника - результата долговременного совместного русско-французского проекта сотрудничества между БАН (Санкт-Петербург) и Высшей школой гуманитарных наук (Париж). Публикация призвана познакомить российскую и европейскую научную общественность с малоизвестным ей источником - библиотекой Петра Великого. В ходе подготовки материалов были внимательно изучены и описаны сохранившиеся издания (главным образом иллюстрированные), которые собирал сам царь Петр (по ним он выбирал модели для своих петербургских построек). Благодаря изучению этого материала историки, таким образом, получают возможность проникнуть в творческую лабораторию Петра I.
Книги были не только описаны - также была проверена по архивам подлинная принадлежность Петру каждого экземпляра.

Книга представляет собой собрание преданий, легенд, анекдотов, сказок, песен о первом русском императоре в записях XVIII - конца XX вв. Как и в любых произведениях фольклора, в них сплелись исторические факты и вымысел, народные чаяния и предрассудки. В устном народном творчестве Петр часто предстает в роли полководца, лоцмана, спасателя тонущих, разведчика во вражеской крепости, крестного отца матросского сына
и т. д., воплощая народный идеал правителя, "батюшки православного царя", справедливого и строгого. А иногда царь изображается жестоким тираном, "антихристом", поправшим святые традиции Руси и интересы простого люда.
Сборник составил выдающийся русский фольклорист, этнограф, специалист по мировому эпическому значению профессор Б. Н. Путилов (1919 - 1997).

Смотрите также по этой теме:

This site was made on Tilda — a website builder that helps to create a website without any code
Create a website